Payday loans
  • An Image Slideshow
  • An Image Slideshow
  • An Image Slideshow
  • An Image Slideshow
  • An Image Slideshow
  • An Image Slideshow
  • An Image Slideshow
  • An Image Slideshow
  • An Image Slideshow
  • An Image Slideshow
  • An Image Slideshow
  • An Image Slideshow
  • An Image Slideshow

ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ НА САЙТ, ПОСВЯЩЕННЫЙ ПРОБЛЕМЕ СОЗДАНИЯ НАЦИОНАЛЬНОГО ПАРКА "ХИБИНЫ" В МУРМАНСКОЙ ОБЛАСТИ!

Здесь размещается информация о процессе продвижения вопроса о создании национального парка на всех уровнях. О том, зачем нужен национальный парк и почему именно он, что мы все получим в случае его создания. О том, кто помогает и кто мешает. Какие есть проблемы и чем можно помочь в их решении. Мы надеемся, что Вы тоже присоединитесь к нашему движению по сохранению и развитию Хибин.

Мифы о СЗФК. №1 - экономический PDF Печать E-mail
22.09.2012 09:23

pdppdПока идет бурное обсуждение разработки месторождения Партомчорр и вариантов вывоза руды с него, компания СЗФК, вместо того, чтобы реально рассмотреть предлагаемые альтернативные варианты, пытается ввести общественность в заблуждение, распространяя недостоверную информацию. Ниже мы постараемся пояснить, что в действительности стоит за некоторыми заявлениями СЗФК, в форме комментариев к их высказываниям в СМИ и на рабочих встречах. Для начала поговорим об экономических выгодах, национальной безопасности и социальной ответственности...

 

1. Мы выполняем государственную задачу по обеспечению продовольственной безопасности России, поскольку государство выдало нам государственную лицензию на разработку месторождения.

Сейчас многие коммерческие компании пытаются прикрывать свои коммерческие интересы некими «государственными» задачами. Однако наличие лицензии никак не говорит о том, что государство поставило задачу обязательно разработать месторождение. Лицензии выдаются на многие виды деятельности, и являются только разрешающим документом. Если же следовать логике СЗФК, так любой водочный ларек выполняет государственную миссию по спаиванию населения, поскольку имеет лицензию на торговлю спиртовой продукцией.

Теперь попробуем разобраться, насколько от разработки месторождения Партомчорр зависит продовольственная безопасность Российской Федерации. Вот данные динамики производства и экспорта фосфорных удобрений в России (http://www.mineral.ru/Facts/russia/147/422/25_p.pdf):

 

p_export

 

Как видно, доля экспорта этого вида удобрений до кризиса составляла около 80%, и только после кризиса из-за резкого падения цен снизилась до 70%. Более поздних данных найти не удалось, но есть все основания полагать, что вслед за ростом цен доля экспорта в последние годы опять возрастает (вот здесь http://www.asmarketing.ru/novosti/rastuschiy-mirovoy-spros-na-prodovolstvie-podkormil-ryinok-mineralnyih-udobreniy.html говорится о росте экспорта в 2010 году на 30% по сравнению с 2009). У холдинга «Акрон», которому принадлежит СЗФК, эта доля еще выше, и составляет сейчас около 90% (http://2010.annualreport.acron.ru/rus/business_overview/ и http://ar2011ru.acron.ru/our-business/business-segments/production/fertilisers/):

 

2010 год 2011 год
dg-rus-21 2011-npk-sales

 

Таким образом, очевидно, что появление на рынке дополнительного количества фосфорного сырья никак не скажется на ситуации с отечественным сельским хозяйством. При этом только увеличится объем удобрений, поставляемых на экспорт (прежде всего в Китай). Вообще, несложно подсчитать, что для удовлетворения потребностей российского рынка в фосфорном сырье хватило бы продукции только одного Ковдорского ГОКа, самого маленького из всех.

А между тем, исчерпание мировых ресурсов фосфорного сырья уже не за горами (http://en.wikipedia.org/wiki/Peak_phosphorus). Поэтому ускоренная разработка всех резервных месторождений с вывозом готовой продукции за рубеж может, в не таком уж далеком будущем, привести к дефициту важнейшего удобрения для российского сельского хозяйства. А ведь месторождение "Партомчорр" - действительно последнее месторождение апатита, из тех, разработка которых хоть сколько-нибудь рентабельна.

В настоящий момент и в перспективе на 40-50 лет любые потребности страны в фосфорных удобрениях могут быть полностью обеспечены деятельностью существующих рудников (http://vestnik.mstu.edu.ru/v12_4_n37/articles/06_kozyr.pdf). А Северо-Западная фосфорная компания собирается с целью вывоза за рубеж разрыть ранее нетронутые территории, и удалиться из Мурманской области, оставив местным жителям в наследство обезображенные горы и никому более не нужные дороги.

А если еще учесть, что и большая часть прибыли холдинга «Акрон» выводится из России через оффшорные схемы (http://www.finam.ru/analysis/newsitem67EE1/default.asp), то становится ясно, что, наверное, эти люди действительно может и заботятся о продовольственной и экономической безопасности страны. Вопрос только в том, какой?

 

2. Мы обеспечиваем рабочие места и платежи в бюджет, тогда как туризм в Хибинах не приносит области ни копейки.

В общем никто не спорит, что рабочие места и поступления в бюджет будут. Есть только одно НО - это будет очень временно, пока месторождение не закончится. Тогда как туризм здесь способен приносить прибыль неограниченное время. Вот только в результате деятельности СЗФК о развитии туризма в Хибинах придется на долгое время забыть - промышленные пейзажи популярностью как-то не пользуются...

Да и с тем, что денежные поступления от СЗФК будут несравнимо больше, чем от туризма - тоже далеко не очевидно. Попробуем посчитать.

В соответствии с предварительными расчетами, на руднике "Партомчорр" будет задействовано 500-600 человек (http://hibiny.info/images/stories/docs/file_0627.pdf). Это правда не согласуется с некоторыми заявлениями представителей СЗФК, о том что работа на руднике будет вестись вахтовым методом, в этом случае количество рабочих будет явно меньше. Но возьмем по-максимуму.

А сколько рабочих мест может обеспечить туризм в Хибинах? Вопрос, конечно, довольно сложный, так как никто никогда не делал достаточно репрезентативных исследований на эту тему. На основе экспертных оценок представителей местных туристических фирм, можно примерно оценить количество занятых в организации туризма в Хибинах на более-менее постоянной основе в 40-60 человек. Помимо этого туры в Хибины организуют несколько десятков туристических фирм из других регионов, прежде всего Москвы и Санкт-Петербурга. Опять же сложно оценить, какую часть занятости сотрудников этих фирм обеспечивают именно Хибины, но еще несколько десятков человек явно можно прибавить к этому расчету. Таким образом, даже сейчас, когда большая часть туризма в Хибинах представлена «дикими» группами, он обеспечивает работой около 100 человек. Это только в 5 раз меньше, чем планируется задействовать на руднике.

И перспектива обеспечить за счет туризма работой не меньшее число местных жителей вполне реальна - в случае организации национального парка. Это будет обеспечено следующими факторами:

  1. Уменьшение количества «диких» туристов, в связи с появлением более удобного и доступного сервиса с гарантированным качеством. Кроме того, для некоторых случаев, в зависимости от маршрута, типа тура, опыта группы в национальном парке могут действовать требование пребывания только в составе организованной группы с гидом (например, в случае посещения участков с местами обитания редких уязвимых видов с ботанической экскурсией).
  2. Увеличение количества задействованных в организации туризма местных жителей. Политикой нацпарка может быть предусмотрено преимущественно право на заключение договоров с парком для местных туроператоров, а также обязательства по привлечению местных гидов для туроператоров из других регионов.
  3. Привлечение местных жителей для работы собственно в штате национального парка. Штатная численность сотрудников для национальных парков России, примерно схожих с Хибинами по площади и условиям туризма, составляет в среднем около 100-200 человек. Например парк «Водлозерский» в Карелии – 176 человек, национальный парк "Угра" в Калужской области - 125 человек (http://www.zapoved.ru/catalog/145), национальный парк "Бузулукский бор" в Оренбугской области - 298 человек (http://www.buzulukskiybor.ru/rasporyazheniya/).

Таким образом, обеспечение за счет туризма числа рабочих мест, вполне соразмеримого с числом работников рудника, вполне реально и достижимо достаточно быстро даже с существующим уровнем его развития. В случае же создания парка и развития инфраструктуры количество посетителей Хибин неизбежно возрастет, и тогда вполне возможны показатели, значительно превышающие аналогичные по руднику.

Кроме того, здесь не учитываются еще люди, косвенно задействованные в туризме – гостиницы и частные владельцы жилья, работники транспорта, торговли т.д., с учетом которых эффект от туризма возрастет (мультипликативный эффект). В настоящий момент в большинстве регионов России этот коэффициент мультипликации оценивается от 1,1 до 1,5, хотя в большинстве стран с высоким уровнем развития туризма он колеблется от 2 до 6 (http://window.edu.ru/resource/636/68636/files/upravl_turizm.pdf). В случае же рудника такой эффект полностью отсутствует.

 

Далее посмотрим на поступления в бюджет. Это гораздо более темная история, так как в открытом доступе практически отсутствуют какие-либо данные по платежам в различные уровни бюджета не только от СЗФК, но даже и для такой местной компании, как ОАО «Апатит». Поэтому какие-то оценки поступлений от реализации проекта освоения Партомчорра можно сделать только на основании некоторых косвенных данных.

Так, Сергей Агарков, министр экономического развития Мурманской области, давая интервью по конфликтой ситуации с дорогой СЗФК сказал: «Миллиард восемьсот - потенциал поступлений стабильных в областной бюджет, 800-900 человек рабочих мест - это те параметры, которые реально сегодня существуют и которые мы можем обсуждать». Дорогой господин министр, Вы и правда думаете, что в России уже перевелись люди, знакомые с арифметикой?

Специально для детей и министров – давайте попробуем прикинуть. Вот ОАО «Апатит» в своем отчете сообщает, что его платежи по налогам и сборам в бюджеты всех уровней в 2011 году составили немногим более 3 млрд рублей (http://www.phosagro.ru/reveal/apatit/anreport/). Это у ОАО «Апатит», у которых 4 действующих рудника, 2 обогатительные фабрики и годовой объем производства около 8 млн тонн концентрата. И теперь нам предлагается поверить, что компания СЗФК, с проектной мощностью ГОКа в 2 млн тонн концентрата (http://www.szfk.ru/press/news/351.php), заплатит только в бюджет Мурманской области близкую к этому сумму? И это с учетом того, «Апатит» зарегистрирован в Мурманской области, а СЗФК в Москве, а значит доля региональных платежей у СЗФК будет явно меньше? И с учетом того, что в данном случае речь шла только об одном руднике, без обогатительной фабрики?

Скорее всего, сумму примерно такого порядка обещает платить СЗФК в бюджеты всех уровней от реализации всего проекта. Какую долю здесь будет занимать непосредственно рудник «Партомчорр» - неизвестно, но вряд ли больше 10-15%, а это уже не такая большая сумма. А уж что от нее останется именно бюджету Мурманской области – еще большой вопрос (оставим тут за скобками вопрос, что в упомянутом интервью речь шла вообще-то только о дороге, которая на размер поспуплений в бюждет вообще никак не повлияет, ну да ладно - министры люди занятые, вникать в суть вопроса им видимо некогда...).

Но даже этого СЗФК недостаточно, и они добиваются от области предоставления очень значительных налоговых льгот, которые сильно сократят и так небольшие поступления. Сейчас уже предствителями правительства Мурманской области было объявлено о предоствлении льготы в 200-300 млн рублей в год только по налогу на имущество, и еще обсуждается размер льготы по налогу на прибыль (http://www.gov-murman.ru/appearance/?d=29-07-2012_13:53). Это очень значительные средства, и получается, что за с помпой вложенные СЗФК в социальную сферу средства (http://www.szfk.ru/press/news/115.php, http://www.szfk.ru/press/news/209.php) область сейчас расплачивается на порядки большими суммами.

А вот здесь (http://boneleg.livejournal.com/38007.html) можно посмотреть хорошее описание того, как СЗФК "исполняет" условия лицензии, касающиеся обязательств по поддержке социально-экономической сферы г. Апатиты.

 

Что же касается прибыли от туризма. Здесь опять же есть несколько аспектов:

  • В результате принятия Лесного кодекса в 2006 году, которые отнес весь туризм, который осуществяется на территории лесного фонда (а все Хибины, за исключением населенных пунктов, относятся к территории лесного фонда) к лесопользованию, маршрутный туризм выпал из правового поля. Потому что физически невозможно для маршрутного туризма обеспечить весь тот бумагооборот, которые обязателен для остальных видов лесопользования (взятие территории в аренду, подготовка проекта освоения лесов, подача лесных деклараций и т.п.). С одной стороны, неудивительно, что наши депутаты, представления которых о туризме ограничиваются отелем на Багамах, «забыли» про тех, чей отдых не связан только с территорий базы отдыха. С другой стороны, нехорошо после этого предъявлять турфирмам претензии, что они используют «серые схемы» и не платят арендную плату. Неплохо бы сначала закон привести в соотвествие. И до сих пор эта проблема представляется дорогим законодателям такой незначительной, что даже не рассматривалась на этапе внесения изменений в Лесной кодекс, которых на данный момент сделано уже 19.
  • Как уже говорилось, никакого нормального учета туристических ресурсов и их использования (в отличие от, например, Карелии) в Мурманской области не налажено, и поэтому сказать даже приблизительно, сколько существующий туризм приносит в бюджет, невозможно. Как уже говорилось, в случае создания национального парка этот вопрос будет полностью решен, так как парк будет контролировать в том числе и финансовые потоки от туризма на территории Хибин.
  • От властей же Мурманской области ожидать каких-то системных усилий в этом направлении не приходится. Вот кто-нибудь может вспомнить хоть какие-то инициативы областного правительства, которые реально чем-то помогли развитию туризма, помимо болтовни, неисполняемых бестолковых программ развития туризма (http://murmantourism.ru/zakonodatelstvoq/) и провальных проектов типа «Русской Лапландии» (http://www.murmansk.kp.ru/daily/25930.5/2879899)? И это несмотря на то, что отдел по развитию туризма Администрации области с 2006 по 2009 год возглавляла небезызвестная Марина Ковтун (http://gubernator.gov-murman.ru/about/biography/)...
  • Хотя невозможно точно посчитать сейчас потенциал поступления доходов от туризма в случае организации национального парка, можно попробовать сравнить с соседней Карелией. Там тоже сложно найти данные по доходам от туризма именно для парков, отдельно от совокупных поступлений, но вот пример. Национальный парк «Паанаярви», который расположен в «медвежьем углу» Карелии, и который посещает 2,5 тыс. человек в год (http://paanajarvi.onego.ru/Novosti.html) в 2004 году получил доход от туризма в 2 млн рублей. И это только платежи непосредственно парку, за пользование его инфраструктурой, без учета дохода, полученного собственно туроператорами и побочного эффекта. А ведь посещаемость у Хибин даже сейчас в десятки раз выше, чем Паанаярви.

Таким образом, можно констатировать, что в Мурманской области есть потенциал для получения от туризма очень значительного дохода, и основная причина того, что этого нет – нежелание и неумение региональных властей способствовать этому процессу. Даже оценить объем доходов от туризма толком не могут. В программе развития туризма (http://economics.gov-murman.ru/getattached.php?fileid=324) приводится оценка в 280 млн рублей неких «платных туристических услуг» в 2011 году. Тогда как по Карелии существует уже упомянутая выше подробная методика оценки вклада туризма в экономику, и еще в 2006 году он, этот вклад, составлял более 3 млрд рублей (http://window.edu.ru/resource/636/68636/files/upravl_turizm.pdf).

 

3. СЗФК отказалась от планов строительства обоготительно фабрики в северной части Хибин и от открытой разработки месторождения Партомчорр, несмотря на то, что это невыгодно для СЗФК, исходя из экологических соображений.

Еще один пример, когда пользуясь недостатком объективной информации, СЗФК пытается ввести общественность в заблуждение. Однако можно сказать точно – проектом, который был подан на государственную экспертизу, не рассматривались никакие альтернативные варианты разработки, включающие строительство ГОКа, открытую разработку и т.п. А заявления руководства СЗФК – это просто слова. Ничто не мешает им сказать, что изначально они вообще половину Хибин хотели срыть, но потом «благородно» отказались от этой идеи.

Вообще та тщательность, с которой СЗФК скрывает любые детали проекта освоения месторождения Партомчорр, заставляет подозревать, что с ним что-то явно не в порядке. Этот проект, разработанный Гипрорудой, должен был в соотвествии с законодательством проходить общественные слушания, но СЗФК в нарушение закона слушания не провела (подробнее об этом можно посмотреть в заявлении в Генеральную прокуратуру - http://hibiny.info/images/stories/photo/letters/outbox/gpo_req.pdf). Поэтому проект был недоступен для ознакомления. Впоследствии, представители компании неоднократно обещали, что проведут общественные слушания в добровольном порядке, но это тоже так и осталось пустыми обещаниями.

Текст лицензии на право разработки месторождения, из которого тоже можно было бы сделать какие-то выводы о деталях проекта, также скрывается.

Однако экономическая несостоятельность строительства второго ГОКа очевидна. Безусловно, капиталовложения во второй ГОК (а по аналогии с Оленьим ручьем это около миллиарда долларов – http://www.szfk.ru/press/news/347.php) многократно превысят стоимость любого варианта транспортировки руды на действующий ГОК, с учетом того, что он обладает необходимой мощностью для ее переработки.

Что касается вариантов разработки собственно месторождения, то вот выдержка из пакета геологической информации (http://hibiny.info/images/stories/photo/document/Partomchorr_deposit.pdf):

«Для сравнения, в ТЭО постоянных кондиций было принято три варианта отработки месторождения: I вариант (последовательно открытым, затем подземным способом); II вариант (подземным способом); III вариант (одновременно открытым и подземным способами). По экономическим показателям варианты близки...» и «Согласно ТЭО, отработка месторождения намечается подземным способом в два периода». То есть, еще на этапе подачи на конкурс права на разработку месторождения Партомчорр способом разработки месторождения был назван подземный. И его экономические показатели не отличаются от открытого способа.

То есть в обоих случаях экономические потери компании СЗФК ради охраны окружающей среды оказываются мифом.

 

UPD. Цитата из статьи Игоря Честина в Ведомостях: "Большинство нефтегазовых компаний являются компаниями публичными — их акции торгуются на биржах. Для акционеров важны два показателя — доходность по акциям и их стоимость. Доходность определяется коммерческой успешностью компании, а вот на стоимость акций влияет множество менее очевидных факторов. Это и общее состояние рынка, и репутация компании, и показатели конкурентов, и много чего еще. В частности, для нефтяных компаний одной из важнейших составляющих капитализации являются запасы сырья на их балансе. Другими словами, на добычу какого количества разведанных баррелей нефти или миллиардов кубометров газа имеет право данная компания. Этот показатель сравнивается с ежедневной добычей (на сколько лет вперед обеспечена компания) и с запасами конкурентов (будет ли компания иметь преимущество при подходе к исчерпанию ресурса). Отношение рынка к этому показателю весьма чувствительное. Поэтому компании ожесточенно борются за лицензии на новые месторождения. Не важно, есть ли у компании технологии, выгодна ли разработка этих запасов, — компаниям просто важно показать, что динамика закрепленных за ними запасов не хуже, чем у конкурентов."

В равной степени это относится и к не нефтегазовым компаниям, в том числе и к "Акрону".

 

 
Поделиться: